Vladimir Petrushevsky

An Archive

January 1-22, 1922

Вельтереден.

1 января. Вернулся из Бутенцорга, куда ездил праздновать Новый Год. На Старый я не могу пожаловаться, что-то даст Новый? Печальное было в Старом Году – болезнь мамы и смерть Лели Стерлиговой.

12 января. Газеты сообщают, Германия и Франция готовы признать большевиков. Ленин едет в Вашингтон на конференцию. Так и не желают «друзья» допустить Россию поправиться. Большевики объявляют эмигрантов лишенными русского подданства. Хочется в Россию жить среди своих, а тут над головой висит голландский язык. Ну как его изучать без голландско-русского словаря. Тоска по женщине. По хорошей русской женщине.

15 января. На этой неделе должен уехать. Пора, а то деньги выходят здесь ужасно, и получаю их меньше, чем в горах. Надо начать копить на дорогу. Нет времени, все приходится убивать на ненужный голландский язык, а еще более на знакомых – тянет к русским.

Veltereden.

January 1st. I returned from Buitenzorg,[1]– where I traveled to celebrate the New Year. I can’t complain about last year, but who knows what the new one will bring? Sad things happened last year: mom’s sickness and Lela Sterligova’s death.

January 12th. The newspapers say that Germany and France are ready to recognize the Bolsheviks. Lenin is headed to Washington for a conference. Russia’s “friends” don’t want to allow her to recover. The Bolsheviks declared that emigrants’ citizenship has been revoked. I would like to live in Russia among my own people. Here the Dutch language hangs over my head, but how can I learn it without a Dutch-Russian dictionary? I long for a woman. For a good Russian woman.

January 15th. I need to leave this week. It’s time, as money goes awfully fast here. I make little money, even less than in the mountains. I need to begin saving up for travel. I have no time, I waste it all on the useless Dutch language, and even more of it on acquaintances. I long for Russians.

[1] Present day Bogor.

Read More

January 23-30, 1922

Вулкан Мерапи.

23 января. Джоджакарта. Сегодня опять пустились с небольшой поход, полагаю на 2 недели на вулканы Мерапи и Галунгунг. Поясницу ломит – я думаю, давно уже простудился. Иван тоже болен и лежит. Сегодня в поезде читал роман на голландском языке и прочел более 100 стр. Так жаль, что нет словаря, хотя я очень много понял.

24-25 января. Марон (наблюдательный пост на Мерапи).Я здесь уже 6-ой раз. Иван еле добрел, я же чувствую себя лучше. Ходил на разведку горных речек. Дивные места. И куда здесь лучше, чем в Батавии. Под вечер любовался вулканами. Мербабу был покрыт шапкой – облаками с такими дивными краями, что если нарисовать, не поверят. Днем был у местного старосты и ел деревенский обед. Отлично – масса фруктов, курица, зелень и, конечно, рис. Спал отменно.

25 января. Деревня Село. Прошел не менее 25 км, лазил по горным речкам, промок и добрел сюда только в 7 часов вечера. Натер ноги, но устал не очень, сам удивляюсь. Здесь хорошо. Заведующая отелем, очевидно, немного влюбилась в мою персону, вместо 10 взяла 8 гульденов.

29-30 января. Боджолали. Устал как никогда. Прошел для разведки рек 25 км. Боджолали – город маленький, но старый. Есть крепость. На следующий день отдыхал, ибо стер ноги. Мой новый знакомый по отелю граф фон Ранзов пригласил прокатиться в Салатигу. Это на северной стороне Мербабу. Мы были в кинематографе и ужинали у шефа местной топографической службы, который сделал мне предложение поступать к нему на жалование 520 гульд, а с разъездами и все 700 гульд. Я сказал, что если мой шеф уедет в Голландию, я перейду. Судьба благосклонна к скитальцу.

Merapi Volcano.

January 23rd. Yogyakarta. Today we again set off on a short expedition, I believe for two weeks, to the Merapi and Galunggung volcanoes. My lower back aches—I think I’ve had a chill for some time now. Ivan, too, feels unwell and is resting. On the train today I was reading a novel in Dutch and made it through over 100 pages. It’s too bad I don’t have a dictionary, although there was much I did understand.

January 24-25th. Maron (Observational Post on Merapi). I’m here for the 6th time. Ivan barely got here, though I feel better. I went to scout out the mountain rivers. Marvelous sites. And it is so much better here than in Batavia. In the evening I admired the volcanoes. Merbabu was covered by a hat—clouds with such marvelous edges that, if drawn, would not be believed. During the day I was at the local elder’s and ate a provincial lunch. It was great—a plentitude of fruit, chicken, fresh herbs, and of course rice. I slept excellently.

January 25th. The Village of Selo. I walked no less than 25 km, crawled around by the mountain streams, got wet, and did not reach the village until 7 in the evening. My feet are chafed, but I’m not very tired, surprisingly. It’s nice here. The head of the hotel has obviously fallen a bit in love with me and charged 8 guilders instead of 10.

January 29-30th. Bojolali. I’m tired like never before. I scouted rivers for 25 kilometers. Bojolali is a tiny, but old city. It has a fortress. The next day I rested my sore feet. A new acquaintance of mine from the hotel, Count von Ranzov, invited me for a ride to Salatiga. It’s on the northern side of Merbabu. We went to the cinema and dined at the home of the boss of the local topographic service, who made me an offer to join, offering wages in the amount of 520 guilders, or a total of 700 guilders with expenses. I said that if my boss leaves for Holland, I’ll move. Fate favors those who wander.

Read More